Аффекты барокко

Гостем фестиваля «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» 15 декабря станет один из коллективов-фаворитов в мире старинной музыки, ансамбль Le Poème Harmonique (Франция), основанный 20 лет назад дирижером и энтузиастом аутентичного исполнительства Венсаном Дюместром. А его партнером по сцене выступит давний друг фестиваля — вокальный ансамбль Intrada под руководством Екатерины Антоненко. Два музыкальных коллектива, которые уже не первый раз выходят вместе на сцену, представят программу «Аффекты барокко»: слушателей ждет итальянская, французская и испанская вокальная и инструментальная музыка, звучавшая во Франции в XVII веке. 

Ансамбль Le Poème Harmonique славится своими оригинальными концертными программами, в которых «хиты» старинной музыки соседствуют с неизвестными раритетами, а возвышенные мадригалы — с зажигательными народными песнями. Участники ансамбля демонстрируют не только глубокое знание материала, музыкальной истории и исполнительской техники, присущей той или иной эпохе, но превращают каждый свой концерт в увлекательное музыкальное действо, построенное на жанровых и эмоциональных контрастах и сопоставлениях. Именно этот принцип лежит и в основе программы «Аффекты барокко», в которой перед слушателем раскрывается живое многообразие барочных жанров (чакона, сарабанда, фолия), инструментальных и вокальных составов, темпов и настроений: от высокого стиля мадригалов Монтеверди до неистовых танцевальных ритмов песен из сancionero (антология светской испанской музыки).  

Важную часть программы составляют сочинения испанского композитора Луиса де Брисеньо (работал в 1610–1630-е годы), чье творчество оказало большое влияние на французскую музыку: именно он поразил воображение французского двора испанской гитарой, которая впервые составила конкуренцию традиционной лютне. Преодолевая сомнения и насмешки (что объясняется довольно запутанными дипломатическими отношениями между дворами Бурбонов и Габсбургов), Брисеньо с энтузиазмом и рвением знакомил высший свет Парижа с техническими и стилевыми приемами игры на испанской гитаре: существует даже версия, что он давал уроки королю Людовику XIII. Долгое время музыка этого композитора, лютниста и гитариста (а также автора знаменитого трактата и сборника пьес «Очень легкий способ научиться играть на гитаре в испанском стиле») находилась в забвении и была заново открыта Венсаном Дюместром и его ансамблем Le Poème Harmonique. Большую трудность представлял тот факт, что пьесы в музыкальных сборниках Брисеньо лишены мелодии, которая импровизировалась исполнителем — музыканты проделали серьезную исследовательскую работу, изучая и сравнивая различные печатные и рукописные источники, сохранившиеся в разных странах, чтобы восстановить аутентичный характер песен и танцев.  

В программу концерта войдут сочинения еще двух представителей испанского музыкального барокко — Хуана дель Энсины (1468–1529) и Хуана Аранеса (? – 1649). Несмотря на то, что музыкальный репертуар при испанском дворе формировался с учетом международного влияния, испанские композиторы в очень ограниченной степени перенимали приемы франко-фламандского стиля, сохранив особую национальную традицию в области светской вокальной музыки и прочную связь с народной культурой. Один из примеров яркого национального стиля — трагикомическая колядка о неверной жене («Fata la parte») Хуана дель Энсины — поэта, композитора, одного из родоначальников испанской драмы. Это сочинение входило в Дворцовый музыкальный песенник (Cancionero Musical de Palacio), обнаруженный в 1870 году в библиотеке Королевского дворца в Мадриде, и было опубликовано в 1890 году Франсиско Асеньо Барбьери в его «Музыкальном песеннике XV и XVI веков». 

Программа

АНОНИМ

Españoleta («Эспаньолета»)

ЛУИС ДЕ БРИСЕНЬО (работал в 1610–1630-е)

Andalo çaravanda («Танцуя сарабанду»)

КЛАУДИО МОНТЕВЕРДИ (1567–1643)

Anima Dolorosa («Скорбная душа»)

ЛУИС ДЕ БРИСЕНЬО

Que tenga yo mi mujer («У меня есть ты, моя жена»)

АНОНИМ

Lloren, lloren mis ojos («Плачут, плачут мои глаза»)*

ЛУИС ДЕ БРИСЕНЬО

El caballo del marques («Лошадь маркиза»)

АНОНИМ

Ay luna que reluces («Светит луна»)**

АНТОНИО МАРТИН-И-КОЛЬ (1660–1734)

Вариации на волынке

АНРИ ЛЕ БАЙИ (? – 1637)

La vida es un sueño («Жизнь есть сон»)
Pasacalle la Locura (Пассакалья «Безумие»)

ЛУИС ДЕ БРИСЕНЬО

Canario («Канарейка»)

ХУАН АРАНЕС (? – 1649)

Un sarao de la chacona («Вечер под чакону»)

КЛАУДИО МОНТЕВЕРДИ

Che se tu seil cor mio («Ибо ты — мое сердце»)

ЛУИС ДЕ БРИСЕНЬО

Folia Serrana si vuestros ojos (Фолия «Серрана, если твои глаза»)

ХУАН ДЕЛЬ ЭНСИНА (1468–1529)

Fata la parte («Скажите всем и везде»)
Villancico («Колядка»)

Исполнители

Ансамбль старинной музыки Le Poème Harmonique (Франция)
Художественный руководитель и дирижер — Венсан ДЮМЕСТР
Вокальный ансамбль Intrada
Художественный руководитель — Екатерина АНТОНЕНКО

 

* Из сборника-кансьонеро Libro de Tonos Humanos («Книга голосов человеческих») (1655–1656). Кансьонеро — испанские и каталонские поэтико-музыкальные сборники конца XIV — XVII века.

** Из т.н. Кансьонеро из Упсалы (1556).

При поддержке

   

Билеты на концерт поступят в продажу 20 октября в 11:00. Билеты можно купить только онлайн на официальном сайте музея. Цена от 3 500 руб.

Венсан Дюместр — исследователь и поэт…

Французский ансамбль Le Poème Harmonique был основан Венсаном Дюместром в 1998 году и стал безоговорочным лидером среди коллективов, исполнявших старинную музыку. Его художественный руководитель и дирижер глубоко погружен в изучение первоисточников, поэтому ансамбль воссоздает не только приемы исполнения, стиль эпохи Ренессанса или барокко, но и саму атмосферу времени. Каждое выступление Le Poème Harmoniqueэто маленький спектакль. 15 декабря в рамках «Декабрьских вечеров Святослава Рихтера» состоится концерт «Аффекты барокко», программа которого будет посвящена редким образцам испанской барочной традиции и более знакомой отечественным слушателям итальянской музыке XVII века. По просьбе организаторов Венсан Дюместр построил программу, как диалог, следуя форме барочного концерта, чередуя tutti и solo. В концерте также принимает участие вокальный ансамбль Intrada под управлением Екатерины Антоненко, которая взяла у своего коллеги интервью.

Екатерина Антоненко: Один из разделов выставки Жан-Юбера Мартена «Бывают странные сближенья…» посвящен теме изобилия и излишеств. Организаторам международного фестиваля «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» показалось, что стиль барочной музыки, как нельзя лучше отвечает этой теме. Нам захотелось выстроить живой диалог между знакомой итальянской и менее популярной испанской музыкой эпохи барокко. Как вы думаете, насколько эти две национальные традиции отвечают теме, каковы различия между ними и характерные особенности?

Венсан Дюместр: Я полагаю, что невозможно описать в нескольких словах итальянское и испанское музыкальное барокко, так как обе традиции во всей их сложности, богатстве и географическом разнообразии эволюционировали в течение длительного периода, итальянская духовная музыка развивалась в ином ключе, нежели светский репертуар. Сочинения начала XVII века заметно отличаются от произведений второй половины столетия, и совершенно очевидно не имеют ничего общего с опусами начала XVIII века. Музыкальные исследования, которыми занимались Флорентийская камерата, [Джулио] Каччини и [Якопо] Пери около 1600 г. не сопоставимы с «сумасшедшим» музыкальным изобилием светской барочной оперы, появившейся в Венеции три десятилетия спустя (1637), и с аскетичным контрапунктом сочинений периода миланской контрреформации. И все это в такой же мере применимо к Испании! Однако, некоторые связи существуют, или даже скорее, влияния.

В Испании XVII века продолжает сохраняться склонность к строгой полифонии, но традиционный репертуар духовной музыки обогащается введением инструментов, принадлежавших до этого практике народного музицирования (тройная арфа, барочная гитара, известная также как испанская гитара, ударные). Это, возможно, позволило воспринять итальянское влияние, примерно к концу XVII века, когда сарсуэла – типично испанский музыкально-драматический жанр – была вытеснена под воздействием оперных веяний из-за Альп: стали появляться арии да капо, характерные речитативы и т.д.

— Итальянская музыка исполняется в России гораздо чаще, чем испанская. В то время как испанская литература и живопись XVII века (Сервантес, Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Кальдерон, Сурбаран, Эль Греко, Рибера, Веласкес) являются частью «школьной программы», испанская музыка этого времени практически неизвестна. Каких испанских барочных композиторов вы бы порекомендовали, могли бы поставить в один ряд с великими художниками, поэтами и писателями? Пожалуйста, расскажите нам об «испанской» части программы.


Меццетен с гитарой. Гравюра Анри Томассена по рисунку Жана Антуана Ватто. Последняя четверть XVII – первая половина XVIII века.
Бумага, офорт, резец. ГМИИ им. А.С. Пушкина

Иоганн Готфрид Хейд. Музыкант. Бумага, меццо-тинто. ГМИИ им. А.С. Пушкина

— Испанские великие композиторы – или правильнее сказать, наиболее известные сейчас – принадлежат к Золотому веку: Кабесон, Моралес, Хуан дель Энсина, Нарваес. Однако, мы решили исполнить более редкие произведения, которые отражают разнообразие музыкальных жанров испанской музыки, а не только красоту полифонии: в качестве отправной точки мы взяли «испанский дуэт» – певец и гитарист. Именно выступления таких камерных ансамблей во Франции, начиная с 1620 года, и познакомили французскую публику с испанскими песнями и ариями, некоторые из которых стали очень популярными в первой половине XVII в.

— В России интерес к барочной музыке и к музыке эпохи Возрождения пришелся на 1960-е годы. Это время оттепели, второй волны авангарда, многие композиторы и исполнители, продвигавшие новую музыку, были в то же время и поклонниками старинной музыки. Как вы объясните интерес к старинной музыке в те дни и возобновившийся интерес к ней в нашу цифровую эпоху? Что, по Вашему мнению, сближает XVII и XXI век?

— Настоящее возрождение старинной музыки случилось в начале ХХ века, когда музыковеды со страстью открывали заново старинные инструменты (клавесин, виолу да гамба, лютню и др.), интерес к которым полностью исчез в течение XIX века. Некоторые инструменты, такие как барочная лютня, буквально физически исчезли, так как преобразовались в другие инструменты, например, в колёсную лиру. Начало ХХ века вернуло к жизни забытое звучание аутентичных инструментов и неизвестный до этого репертуар – благодаря таким музыкантам как Ванда Ландовска, Жан-Батист Векерлен, Ксавье де Курвиль… Позже движение расширилось и укрепилось благодаря появлению таких гигантских фигур как «пионер аутентизма» дирижер Николаус Арнонкур, им на смену пришли еще два поколения музыкантов, и вот мы подошли к сегодняшнему дню. Представители каждой эпохи глубоко изучали первоисточники, расшифровывали трактаты, анализировали стили, осваивали старинные инструменты. Все они были убеждены, что открыли правду об утраченном музыкальном наследии. Никто из энтузиастов аутентизма, конечно, не может претендовать на истину, поскольку невозможно точно узнать, как этот репертуар, исполнялся. Сегодня старинная музыка, как правило, трогает современную публику. На самом деле, подобный музыкальный репертуар далеко не прост, но он вызывает эмоциональный отклик и приглашает к сопереживанию, предлагает возможности для интимного и камерного прослушивания (негромкий звук инструментов, чистые тембры голосов и прозрачность фактуры) – это все противоположно патетике романтического стиля и по-настоящему отвечает нашему современному душевному настрою.


Мартен Пепейн. Бал. Около 1605. Медь, масло. ГМИИ им. А.С. Пушкина

— Вы специализируетесь на музыке XVII века – как и когда вы пришли к ней? Вы сразу почувствовали свободу в этом стиле или вам пришлось какое-то время привыкать к барочной музыке? Как вы думаете, в исторически информированном исполнительстве надо ли пытаться «восстановить» способ исполнения, который был в прошлом? Что для вас означает аутентичное исполнение?

— Я начал исполнять эту музыку 30 лет назад, когда я был еще подростком. С тех пор у меня ощущение, будто я открываю ее каждый раз заново, каждый день понимаю ее немного лучше. Обучение в исполнении музыки никогда не прекращается, особенно там, где историческая традиция была прервана: нам необходимо каждый день заново воссоздавать утраченный репертуар и навыки исполнения. Наша работа одновременно историческое исследование и творчество. Аутентичность исполнения находится между двумя этими гранями.

Le Poème Harmonique – ансамбль, состав которого меняется в зависимости от исполняемой программы. Ваш коллектив может состоять из разного количества музыкантов вплоть до большого оркестра. Что для вас самое главное в ансамбле?

— Нас может быть на сцене от 4 до 80 человек… это убедительное доказательство богатства барочного репертуара, произведения которого предполагают такую гибкость: в XVII веке придворную арию исполняли один певец с лютней или клавесином; ту же пьесу можно было исполнить в полифоническом стиле, например, силами четырех или пяти певцов с небольшим количеством инструментов. А в Придворном балете те же арии иногда исполняли 150 музыкантов.

Для меня самое важное сохранять эти два измерения, камерную музыку и пышное оркестровое звучание: они оба обогащают мою концепцию барочной музыки и отлично дополняют друг друга.


Перевод с английского Елизаветы Мирошниковой.