«Музыкальная интервенция»

Музыкальная жизнь Англии XVIII столетия имела одну парадоксальную особенность. В георгианскую эпоху появилось множество концертных обществ и нотных издательств, устраивались различные фестивали. Концерты проходили повсюду: в залах для общественных собраний, в увеселительных садах и на театральных площадках. Конкуренция между оперными театрами, импресарио и музыкантами была как никогда высока. Однако сами англичане оказались как будто на обочине этой музыкальной феерии — после смерти Генри Пёрселла в Британии того времени не появилось ни одного композитора, сопоставимого с ним по дарованию.

Славу британской музыки XVIII века составили иностранные музыканты — в основном итальянские и немецкие. Все авторы, сочинения которых вошли в программу концерта «Музыкальная интервенция», не англичане, но так или иначе связаны с Лондоном и даже не остались в стороне от местных политических интриг. Так, итальянец Никола Порпора — известный оперный композитор и выдающийся педагог — был приглашен в Лондон в качестве музыкального руководителя «Оперы знати» — труппы, учрежденной принцем Уэльским в пику Королевской оперной труппе, возглавляемой Генделем. Скрипач-виртуоз Франческо Мария Верачини (по легенде, превосходивший мастерством самого Джузеппе Тартини), впервые оказался в Лондоне в 1714 году, выступал с сольными интермедиями между действиями опер в Королевском театре, а с 1733 года, как и Порпора, сотрудничал с «Оперой знати». Один из самых эксцентричных музыкантов своего времени Франческо Джеминиани жил в Англии с 1714 года, сблизился с Генделем, возглавлял в качестве концертмейстера его оркестр; прославился также как дирижер и организатор концертов.

С вокальной и скрипичной лондонской модой XVIII столетия московскую публику познакомят выдающиеся европейские солисты — контратенор Макс Эмануэль Ценчич и скрипач Юрий Ревич, который специально для фестивального концерта привезет из Вены скрипку Антонио Страдивари 1709 года, любезно предоставленную музыканту фондом семьи Го (Сингапур).

Иностранцы в Лондоне

К XVIII столетию Англия стала одной из самых богатых и преуспевающих стран в мире. Ее столица превратилась не только в крупнейший центр деловой активности, но и своего рода музыкальную Мекку, куда стремились музыканты со всей континентальной Европы: здесь происходили самые интересные события, рождались перспективные идеи и осуществлялись смелые замыслы. Лондон был одержим страстью к музыке, она была доступна всем – от аристократов до самых бедных горожан; концертная жизнь представляла собой удивительное сочетание возвышенного и развлекательного.

В XVIII веке в Британии существовало две культурных стратегии: с одной стороны, всячески привлекались лучшие континентальные силы, с другой стороны, делалось все, чтобы сохранить национальное своеобразие. Интересно, например, что Карл Фридрих Абель, давший свой первый концерт за восемь дней до смерти Генделя и рассчитывавший вскоре получить место придворного музыканта, смог добиться желаемого только при королеве Шарлотте Мекленбург-Стрелицкой, да и то не сразу: при формировании инструментального ансамбля королевы предпочтение отдавалось англичанам. И все же славу английской музыки георгианской эпохи составили иностранные музыканты, большинство из которых были выходцами из Италии и Германии.

Читать дальше на Яндекс.Дзен


From the Tower of New College, Oxford. E. O. Hoppé. England. Baukust und Landschaft. Berlin. 1926. ГМИИ им. А.С. Пушкина

Программа

I Отделение

ФРАНЧЕСКО ДЖЕМИНИАНИ (1687–1762)
Соната для скрипки и бассо континуо D-dur, op.4 № 1 (1739)
1. Adagio
2. Allegro
3. Largo
4. Allegro assai

НИКОЛА АНТОНИО ПОРПОРА (1686–1768)
Ария Лоттарио Quando s’oscura il cielo («Когда небо мрачнеет») из оперы Carlo il Calvo («Карл Лысый»; 1738)
Ария Аэция Lieto sarò di questa vita («Счастлив буду в этой жизни») из оперы Ezio («Аэций»; 1728)

ДЖУЗЕППЕ ТАРТИНИ (1692–1770)
Соната для скрипки и бассо континуо g-moll ll Trillo del Diavolo («Дьявольская трель»), B.g5 (конец 1740-х)
1. Larghetto affettuoso
2. Allegro moderato
3. Andante

II Отделение

ФРАНЧЕСКО МАРИЯ ВЕРАЧИНИ (1690–1768)
Соната для скрипки и бассо континуо d-moll, op. 2 № 12 (1744)
1. Passagallo: Largo assai, ma con grazia
2. Capriccio cromatico con due soggetti: Allegro ma non presto
3. Adagio
4. Ciacona: Allegro ma non presto

ГЕОРГ ФРИДРИХ ГЕНДЕЛЬ (1685–1759)
Ария Цезаря Se in fiorito ameno prato («На прелестном цветущем лугу») с солирующей скрипкой из оперы Giulio Cesare in Egitto («Юлий Цезарь в Египте»), HWV 17 (1724)
Ария Орландо Cielo! Se tu consenti («Небо! Eсли ты позволишь») из оперы Orlando («Орландо»), HWV 31 (1719–1732)

Исполнители

Макс Эмануэль ЦЕНЧИЧ (контратенор, Австрия)

Юрий РЕВИЧ (скрипка, Австрия)

Ольга ФИЛИППОВА (клавесин)

Струнный квартет в составе —
Марина Катаржнова (скрипка)
Ася Соршнева (скрипка)
Сергей Полтавский (альт)
Игорь Бобович (виолончель)

Интервью с исполнителями

Макс Эмануэль Ценчич

ИНТЕРВЬЮ С МАКСОМ ЭМАНУЭЛЕМ ЦЕНЧИЧЕМ

Знаменитый контратенор Макс Эмануэль Ценчич впервые выступит на фестивале «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» и исполнит оперные арии Николы Порпоры и Георга Фридриха Генделя. О том, как развивалась опера XVIII века на сцене и за кулисами, о трудных отношениях англичан с оперным жанром и стилевом многообразии вокальной музыки эпохи барокко с певцом поговорила Евгения Лианская.

— Концерт «Музыкальная интервенция», в котором Вы принимаете участие, посвящен иностранным композиторам, игравшим важную роль в музыкальной жизни Лондона XVIII века. Безусловно, одной из главных фигур в этом ряду был Георг Фридрих Гендель, приглашенный в Лондон для того, чтобы привить англичанам любовь к итальянской опере. Основываясь на Вашем богатом опыте в барочной музыке, насколько итальянскими были оперы, которые писал Гендель?

— Гендель — итальянский оперный композитор. И это бесспорно. Он получил образование в Риме и на протяжении всей оперной карьеры испытывал влияние неаполитанской школы. Это видно в его операх-пастиччо, в спектре композиторов, которых он выбирал — Леонардо Винчи, Леонардо Лео, Никола Порпора, Иоганн Адольф Хассе. В первую половину XVIII века неаполитанская школа, по сути, задавала тон в оперном мире. Лео много лет работал Неаполе и Риме, Винчи — в Неаполе и Венеции, Порпора — в Германии и Англии, много путешествовал по Европе. Слава неаполитанской школы гремела повсюду, и многие композиторы пытались этот стиль копировать. Особняком стоял Антонио Вивальди, который был представителем венецианской оперы, к тому времени уже выходившей из моды. Поэтому Вивальди мало приглашали в ведущие оперные дома Европы, в основном его оперы исполняли в маленьких, не самых значимых театрах Венеции. И в этом смысле Гендель — абсолютно итальянский композитор, работавший преимущественно с итальянскими певцами: не считая нескольких англичан, в его труппе было 80% итальянцев, профессионально обученных исполнять оперу-сериа.

— В театре Генделя выступали знаменитые кастраты того времени — Каффарелли, Карестини, Николини, Сенезино. С последним Вас часто сравнивают, называя «Сенезино наших дней». А кто ваш любимый персонаж в этом ряду?

— Безусловно, Сенезино, поскольку я многое исполняю из его репертуара. Гендель написал для него как минимум 15 опер, Гвидо во «Флавии», титульные партии Радамиста, Александра, Цезаря, Оттона — лучшие его роли! Очевидно, Сенезино обладал очень ярким характером. Его творческая дружба с Генделем не всегда была ровной, но, кажется, эти бурные отношения были достаточно продуктивными — они много спорили и ссорились, критиковали друг друга, но в итоге находили компромисс, который приводил к лучшим результатам. Мне кажется, что партии, которые Гендель писал для других кастратов, уступают по яркости и совершенству.

— По некоторым историческим свидетельствам складывается впечатление, что, несмотря на потрясающий голос, Сенезино не обладал большим артистическим талантом. Что Вы думаете об этом?

Читать полностью на Яндекс.Дзен

Юрий Ревич

ИНТЕРВЬЮ С ЮРИЕМ РЕВИЧЕМ

Впервые на фестивале «Декабрьские вечера» выступит молодой скрипач Юрий Ревич, уже завоевавший признание публики в Вене, Лондоне и Нью-Йорке. Ольга Филиппова, многолетний партнер Юрия Ревича по сцене, встретилась с ним в Вене и между репетициями к концерту «Музыкальная интервенция» поговорила о программе концерта и музыкальной жизни Лондона XVIII и XXI веков.

— Юра, твое сотрудничество с Максом Эмануэлем Ценчичем в этой программе неслучайно. Расскажи, пожалуйста, в чем его главная идея?

— Я очень рад нашей первой встрече на сцене с Максом Эмануэлем Ценчичем на фестивале «Декабрьские вечера». Главная идея концерта, наверное, в сопоставлении в одной программе двух высоких голосов divo – скрипки и контратенора. Столетия назад классические музыканты были «рок-звездами» своего времени. Барышни падали в обморок, когда играли Верачини, Паганини, Тартини или когда пел легендарный Фаринелли. Каждое их появление на сцене было сенсацией, и люди приходили на концерт или в театр, как на огромное шоу.

В этой программе мы покажем очень разные техники игры на скрипке: – например, в произведении Тартини «Дьявольская трель» скрипичная техника действительно «на грани возможного», это очень виртуозная музыка, не имеющая временных границ. Что же касается нашего дуэта с Максом Эмануэлем Ценчичем, на мой взгляд, это особое удовольствие — слышать скрипку Антонио Страдиварии 1709 года вместе с потрясающим голосом Макса!

— Как ты оцениваешь школу виртуозного исполнительства того времени? Какова в ней роль итальянских музыкантов и почему, на твой взгляд, они так комфортно чувствовали себя в Лондоне?

— Лондон XVIII века был экономическим и культурным центром – территорией свободы, местом первых публичных концертов и абонементов, именно там впервые появились совершенно новые концертные форматы и возможности. Собственно, он и сейчас является таким городом. В последние годы я живу между Веной и Лондоном, и мне очень интересно сопоставление музыкальной ментальности двух стран. Лондон сегодня – платформа, где легко можно поэкспериментировать и выбрать для себя что-то новое. Итальянцы в музыке всегда были новаторами, и для того, чтобы получить новый заряд энергии, они собирались в Лондоне – для них это был своеобразный hub («узловой центр»), в котором исполнители и композиторы варились вместе, вдохновляли друг друга, спорили, наверняка друг другу завидовали, соревновались, но, в итоге, писали потрясающую музыку!

Читать полностью на Яндекс.Дзен

Билеты поступят в продажу в ближайшее время.
Чтобы узнать о старте продаж, подпишитесь на нашу рассылку.