«Hommage à Maestro Richter»

Klavierabend Евгения КИСИНА

 

Уважаемые посетители! Концерт 16 декабря ОТМЕНЕН в связи с болезнью исполнителя. Предварительно мероприятие перенесено на 12 февраля. Билеты на концерт 16 декабря действительны на посещение концерта 12 февраля. Если вы хотите вернуть билеты, можете подать заявление на возврат до 26 декабря включительно. Подробнее о возврате читайте на основном сайте Пушкинского музея

 

«Пока живет классическая музыка, в сердцах людей будет жить память о Рихтере — и я очень надеюсь, что вместе с памятью об этом великом музыканте всегда будут существовать „Декабрьские вечера“, символом которых является имя Святослава Рихтера».

Евгений Кисин

В одном из своих интервью Евгений Кисин признался: «Бетховена я всегда находил слишком сложным». Однако наступил момент, когда музыкант решил погрузиться в то, что Ханс фон Бюлов назвал «Новым Заветом» фортепианной музыки, и подготовил впечатляющую программу из фортепианных сочинений Бетховена, представ, по словам немецкой критики, «грандиозным интерпретатором Бетховена», поражающим «техническим совершенством в сочетании с высокоэмоциональным проникновением в музыку» (Кристоф Калиес).

Выбор бетховенских сонат для посвящения маэстро Рихтеру вполне закономерен, т.к. сочинения последнего из «венских классиков» составляли основу рихтеровского репертуара. Именно с фортепианных сонат Бетховена началось триумфальное покорение Рихтером Америки, а затем и Европы в 1960-е годы.

Евгений Кисин выстроил программу своего концерта, по-рихтеровски тщательно продумав драматургию. Первое отделение открывает подлинный шедевр и вершина раннего творчества Бетховена — «Патетическая соната» (c‑moll, ор. 13), написанная в 1798–1799 годах. Монументальность замысла сочетается в ней с лаконичностью формы, откровенно декларативный театральный пафос сочинения вызывает ассоциации с музыкальными драмами Кристофа Виллибальда Глюка. Новизна, грубо нарушающая привычные нормы изящного стиля и камерного жанра, вполне была оценена современниками и вызвала бурную полемику. «Патетическая» — своеобразный эстетический манифест молодого Бетховена, порывающего с галантными манерами XVIII века.

Продолжают программу 15 вариаций и фуга на тему контрданса из балета «Творения Прометея» Es‑dur, ор. 35 («Героические вариации»), написанные в 1802 году. Героический облик Прометея определил особенности музыкального языка основных тем балета. Контрданс (старинный английский народный танец, звучавший в балете) стал главной темой «15 вариаций и фуги» для фортепиано, а также финала Третьей симфонии («Героической»). Удивительная изобретательность и разнообразие трактовки темы позволяет Бетховену в рамках маленьких частей-вариаций создавать небольшие музыкальные зарисовки, жанровые сценки, масштабные героические полотна, постепенно приводящие развитие цикла к финальной фуге, поражающей контрапунктическим мастерством и мощным звучанием главной темы.

Второе отделение — новый виток спирали. Его открывает Cоната для фортепиано № 17 d‑moll, op. 31 № 2 («Буря»), написанная в трагическом и переломном для Бетховена 1802 году. Одну из самых драматичных и исповедальных сонат Бетховена называют по-разному — «Соната с речитативом», «шекспировская соната», но чаще всего «Буря», опираясь на зашифрованную программу, которую сам Бетховен раскрыл Антону Шиндлеру, сказав: «Прочтите-ка „Бурю“ Шекспира». Соната № 17 продолжает линию сонат-фантазий. Напряженно-страстный характер высказывания, с одной стороны, наследует традиции барокко и классицизма, а с другой предвосхищает поэтику романтизма, создавая «музыку, в которой уже звучит и беззащитность шубертовских скитальцев, и глинкинское „не искушай“, и трагическое бунтарство героев Листа и Вагнера, и... мистический полет будущих сильфид, виллис и прочих стихийных духов» (Лариса Кириллина). И снова после драматической кульминации следует ослепительный в своем мажорном блеске финал — Соната для фортепиано № 21 C‑dur, op. 53 («Аврора»), созданная в 1803–1804 годах. Одна из самых трудных и грандиозных сонат, полностью порывающая с салонным музицированием XVIII века, она открывает новые горизонты фортепианной техники, гармонии, фактуры, и смело бросает вызов не только XIX, но и XX веку. В этой сонате нет конфликтной драматургии, она исключительно средствами фортепиано рисует картины мироздания, это природа в ее космическом измерении. Титаническая мощь и энергия I части сонаты сменяется «ночной» статикой ноктюрна (II. Интродукция), из которого незаметно прорастает тема виртуозного рондо, в своем развитии, создающего монументальную фреску восхода Солнца. Кода «Авроры» — захватывающий дух образ лучезарного сияния и радостного упоения жизнью.

После летнего концерта Евгения Кисина в Эссене Мартин Шран написал: «В постоянной смене моторики и созерцания Кисину удается открыть заветную дверь в мир, в котором музыкальный романтизм соединятся с современностью. И в торжественной поступи вступительных аккордов „Патетической“, и в мягких арпеджио, сверкающих в начале „Бури“ — плотность музыкальной ткани приближается к импрессионистской звукописи. Однако бурные эмоциональные контрасты, возникающие на динамических кульминациях и виртуозных пассажах, легко вырывают слушателя из состояния умиротворенной созерцательности. Бетховенские сочинения полны нервозного возбуждения и энергичного напора, что требует от исполнителя одновременно силы и чуткости. А также естественной виртуозности. И Евгений Кисин идеально воплощает в себе эти качества» (Revierpassagen, 7 июля 2019).

I Отделение

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН (1770–1827)

Соната для фортепиано №8 c-moll, ор.13 («Патетическая»), 1798–1799

1. Grave — Allegro di molto e con brio
2. Adagio cantabile
3. Rondo: Allegro

15 вариаций и фуга на тему контрданса из балета «Творения Прометея» Es-dur, ор.35 («Героические вариации»), 1802

1. Introduzione col Basso del Tema: Allegretto vivace
2. Tema: Allegretto vivace
3. Variation 1 — Variation 15
4. Finale: Alla Fuga. Allegro con brio. Andante con moto
5. Coda

II Отделение

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН (1770–1827)

Cоната для фортепиано №17 d-moll, op.31 №2 («Буря»), 1801–1802

1. Largo — Allegro
2. Adagio
3. Allegretto

Соната для фортепиано №21 C-dur, op.53 («Аврора»), 1800–1804

1. Allegro con brio
2. Introduzione: Molto adagio
3. Rondo: Allegro moderato

Билеты поступят в продажу в ближайшее время.
Чтобы узнать о старте продаж, подпишитесь на нашу рассылку.