Джон Блоу. «Венера и Адонис»
Маска для развлечения короля

Опера в трех актах с прологом (ок. 1683)
Российская премьера в концертном исполнении

«Венера и Адонис» Джона Блоу (ок. 1683) — одна из первых опер на английском языке и в то же время последняя придворная маска эпохи Стюартов. «Масками» в ту пору назывались костюмированные музыкальные представления, в которых принимали участие придворные. В сочинениях этого жанра обычно чередовались музыкальные номера и разговорные диалоги. Но в спектакле Блоу, сюжет которого восходит к «Метаморфозам» Овидия, весь текст анонимного либретто был распет, как позднее в операх, и это, скорее всего, показалось современникам чрезвычайно новым и необычным. «Венера и Адонис» имела особый статус «маски для развлечения короля», и ее премьера при дворе не обошлась без примечательных совпадений: роль Венеры исполнила Мэри (Молл) Дэвис — бывшая возлюбленная Карла II, а партию Купидона спела ее дочь от венценосного монарха, леди Мария Тюдор.

Автор оперы Джон Блоу был органистом, придворным композитором, современником, другом и учителем Генри Пёрселла (в его «Дидоне и Энее» прослеживается влияние Блоу). Рукопись «Венеры и Адониса» обнаружили лишь в 1902 году, и с тех пор эта музыка по праву пользуется заслуженным признанием и восхищением: трепетные речитативы главных героев, пастушьи песни, урок, который Купидон преподносит маленьким купидончикам, — все это написано живо, красочно, с горячим увлечением. А финал оперы — плач Венеры над телом Адониса с заключительным траурным хором — считается одной из лучших сцен в английской оперной музыке. 20 декабря опера Джона Блоу «Венера и Адонис» прозвучит в России впервые.

Court Farm, Broadway, Worcestershire
Court Farm, Broadway, Worcestershire. E. O. Hoppé. England. Baukust und Landschaft. Berlin, 1926. ГМИИ им. А.С. Пушкина 

Джон Блоу. «Венера и Адонис»

Это сочинение называют последней придворной маской (увеселительное музыкально-драматическое представление; танцы персонажей в масках были ядром, вокруг которого развился этот жанр) эпохи Стюартов — и одной из первых опер на английском языке. Послужив образцом для оперы Генри Пёрселла «Дидона и Эней», она надолго осталась в тени пёрселловской музыки и лишь во второй половине XX века привлекла внимание крупных исследователей (Брюса Вуда, Эндрю Пиннока, Питера Холмана и других). В конце 1980-х годов, после выхода в свет нескольких записей, уже невозможно было не оценить по достоинству чудесную живость ее речитатива, бойкие мелодии песен и танцев и трагическую красоту финала.

Мы на удивление мало знаем о тех обстоятельствах, которые привели к появлению маски Блоу. Ни дату первого исполнения, ни автора либретто нельзя назвать с полной уверенностью, хотя скорее всего она была поставлена во время карнавала 1683 года, а текст ее принадлежал перу Энн Кингсмилл — фрейлины Марии Моденской, супруги будущего короля Якова II. Премьера не обошлась без примечательных совпадений. Манускрипт партитуры, хранящийся в Британской библиотеке, имеет подзаголовок: «Маска для развлечения короля». Там же сообщается, что роль Венеры исполнила Мэри (Молл) Дэвис — куртизанка и бывшая любовница Карла II, а партию Купидона спела ее дочь от венценосного монарха, леди Мария Тюдор. Был ли какой-то особый подтекст у этой «семейной оперы»? На этот вопрос пока нет ответа.

Карла II англичане прозвали «веселым королем» — жизнерадостный монарх не терял присутствия духа, несмотря на Великую эпидемию чумы (1665–1666), Великий лондонский пожар (1666), заговоры и покушения. При нем Кристофер Рен начал возводить новый собор Святого Павла, а Исаак Ньютон открыл закон всемирного тяготения; по указу Карла II возобновили работу публичные театры, закрытые во время Английской революции , и англичане вздохнули с некоторым облегчением после мрачного времени протектората. Король безудержно влюблялся и щедро раздавал дворянские титулы многочисленным бастардам. Историки расходятся во мнениях, пытаясь подсчитать количество его любовниц, но, по-видимому, число 17 можно иметь в виду как ориентир. Поэтому не так уж удивительно, что в конце своего правления любвеобильный монарх смотрел маску в исполнении бывшей фаворитки-Венеры и дочери-Купидона.

Читать полностью на Яндекс.Дзен

Содержание оперы

Пролог. Купидон сообщает пастухам, что хочет продемонстрировать свое искусство и проникнуть в их сердца. Один из пастухов спрашивает его, много ли он встретил верных влюбленных. Купидон отвечает, что есть пара старых лордов при дворе, но вообще верность хранят только старики, глупцы и дурнушки. Он также замечает, что в прелестных рощах, где живут пастухи, любовным интригам не учат, а удовольствия не продаются. Здесь девушки отвечают искреннему чувству, и любовь живет в каждом юном сердце.

Акт 1. Адонис в объятиях Венеры. Влюбленные нежно зовут друг друга по именам, Адонис говорит, что мечтает умереть от восторга на груди своей богини. Их диалог прерывает «охотничья музыка». Услышав ее, Венера торопит Адониса: он должен пойти на охоту, чтобы разлука воспламенила ее чувство с новой силой. Адонис отказывается, ведь превосходная добыча уже в его руках. Венера настаивает: она говорит, что удерживает сердца влюбленных, давая им полную свободу, — и уходит, не оставляя Адонису выбора. Появляются охотники. Они рассказывают о том, что в лесах хозяйничает вепрь, которому удалось избежать их стрел. Его рычанье подобно грому, в его глазах пылает пламя. Позвав собак, они уговаривают Адониса отправиться с ними на охоту.

Акт 2. Венера и Купидон беседуют в окружении маленьких амуров. Купидон просит мать научить его справляться с теми, кто презирает власть любви. Посадив его к себе на колени, Венера советует внушить гордецам любовь к тем, кто безобразен, и к тем, у кого скверный характер. Купидон немедленно преподносит эту идею молодому поколению: он диктует юным амурам качества тех, в кого должны влюбиться непокорные ему сердца. Их избранники будут нахальными, заносчивыми, безжалостными, и так далее. Купидончики покорно повторяют за ним этот «урок», называя слова по буквам. В конце Венера спрашивает, как сделать так, чтобы Адонис оставался ей верен. Купидон считает, что ей нужно «обращаться с ним плохо», и Венера, смеясь, принимает этот совет. Купидон, показав страшную маску, прогоняет амурчиков и зовет граций; явившись на его клич, они поют гимн любви, убеждая смертных на земле и амуров в небесах славить Венеру.

Акт 3. Венера оплакивает участь Адониса, которого на охоте смертельно ранил вепрь. Он в последний раз приходит на ее призыв — и умирает у нее на руках. Опера заканчивается плачем Венеры с хором: «Плачь, бог любви, оплакивая своего слугу, плачь о своем охотнике, покинутая роща, плачь, Эхо: ты больше не будешь повторять его нежные вздохи и клятвы, данные несчастной царице любви».

Исполнители

Венера — Анна ДЭННИС (сопрано)
Адонис — Джонатан СЕЛЛЗ (баритон)
Купидон — Юрий МИНЕНКО (контратенор)
Пастушка — Дарья СОФРОШКИНА (сопрано)
1-й Пастух — Артём КРУТЬКО (контратенор)
2-й Пастух — Михаил НОР (тенор)
1-й Охотник — Артём КРУТЬКО (контратенор)
2-й Охотник — Михаил НОР (тенор)

Оркестр Pratum Integrum
Художественный руководитель Павел СЕРБИН

Вокальный ансамбль Intrada
Художественный руководитель Екатерина АНТОНЕНКО

Дирижер Роберт ХОЛЛИНГВОРТ (Великобритания)

Интервью с Робертом Холлингвортом

Роберт Холлингворт (Великобритания) – основатель вокального ансамбля I Fagiolini, новатор в области составления и подачи музыкальных программ, куратор ярких и необычных проектов на стыке музыки, театра и изобразительного искусства. С дирижером, который впервые вместе с I Fagiolini выступит в Москве на фестивале "Декабрьские вечера Святослава Рихтера", поговорила Екатерина Антоненко – художественный руководитель вокального ансамбля Intrada. Совместно с Робертом Холлингвортом Intrada и оркестр Pratum Integrum представят на фестивале концертное исполнение оперы Джона Блоу "Венера и Адонис" (российская премьера).

— Роберт, я читала, что в детстве Вы пели в хоре Херефордского кафедрального собора, который очень тесно связан с хоровой культурой Великобритании, поскольку старейший хоровой фестиваль в стране был основан еще в начале XVIII века именно хорами Херефорда, Глостера и Вустера (Речь идет о ежегодном «Фестивале трех хоров», чье 300-летие отмечалось в 2015 году. — Прим. ред.). Что лично Вам дало пение в этом хоре, чему Вы там научились и ощущали ли Вы эту связь времен и влияние исторической традиции?

 В то время пение в хоре для многих английских мальчиков (а теперь и девочек) было самым обычным занятием. У нас было по две репетиции в день шесть дней в неделю и мы участвовали в восьми церковных службах – при этом на каждой исполнялся разный репертуар. При такой нагрузке к 14 годам, когда уже нужно покидать хор, ты ощущал себя состоявшимися профессионалом. Тем, что Англия до сих пор имеет большой вес в хоровом мире, она, несомненно, обязана своей многовековой традиции обучения – упорной тренировке в очень юном возрасте.

Но тогда мне это казалось совершенно естественным, я не слишком задумывался о вопросах исторической преемственности, просто пел. Что было важным – это ощущение общности, то, что мы вместе, одной командой, делаем одно общее дело – и результат действительно зависит от того, как все выложились в этот день. Это не как в спорте, где ты обязан победить, а если проиграешь – чувствуешь себя виноватым. Так что на мой взгляд это абсолютно позитивный и очень полезный опыт. А тот самый «Фестиваль трех хоров», о котором Вы говорили, играл в нашей жизни важную роль, поскольку мы тоже пели в большом общем хоре с профессиональным оркестром, и это потихоньку открывало мне большой мир – причем, задолго до интернета! И, наконец, именно пение в хоре привело меня позднее в вокальный ансамбль – собственно то, что я люблю больше всего.

Читать полностью на Яндекс.Дзен

Билеты поступят в продажу в ближайшее время.
Чтобы узнать о старте продаж, подпишитесь на нашу рассылку.