Звездный час

Декабрьские вечера 1990


Третий концерт фестиваля является своеобразным рефреном в классическом пятичастном рондо. Название концерта «Звездный час» полностью соответствует не только составу исполнителей, но, прежде всего, напоминает о первом юбилее Декабрьских вечеров в 1990 году, когда фестиваль отмечал свое 10-летие. Тогда музыкальные программы представили восхищенной публике антологию европейской музыки со времен раннего Возрождения и полифонии строгого стиля Жоскена Депре до произведений композиторов XX века, включая лидеров авангарда 1960-х годов — Эдисона Денисова, Альфреда Шнитке, Николая Каретникова.

Программа нынешнего концерта рисует «обратную перспективу» из века XX в век XIX, от  консерваторца Дмитрия Шостаковича, преступившего «классические каноны и правила» в начале 1920-х, к молодому Фредерику Шопену, который в первых же крупных сочинениях следовал традиции «блестящего стиля» начала XIX века и одновременно порывал с ним навсегда, открывая абсолютно новые качества выразительности.

Шостакович создал Прелюдию и Скерцо для струнного октета, ор. 11 в период окончания Ленинградской консерватории и работы над Первой симфонией, принесшей молодому композитору мировую славу. Прелюдия закончена в Ленинграде в декабре 1924 года, Скерцо — в июле 1925 года в Ораниенбауме. Обе пьесы автор посвятил памяти рано ушедшего из жизни друга, поэта и музыканта Владимира Курчавова, члена кружка Николая Гумилёва. Летом 1925 года Шостакович писал: «У меня настроенье сейчас очень скверное… Что бы я ни делал, что бы ни думал, а в голове мысль: Володи нету и никогда больше не будет. От этой мысли я ни на минуту не могу отделаться. Слишком это был мне дорогой человек…». Шостакович признавался, что окончив курс композиции, «ощутил невозможность свободного, непосредственного творчества; ряд произведений приходилось как-то „выжимать из себя“». И одновременно с этим писал, что при работе над пьесами предпринял одну из многочисленных попыток «бунта», не допуская вмешательства своего педагога М.О. Штейнберга.  Прелюдия (Adagio) с ее траурными интонациями и медленным темпом является музыкальной эпитафией. Резким контрастом врывается Скерцо (Allegro molto), возвращающее героя в реальную, стремительную и драматичную жизнь — быстрое движение вихревых пассажей, пунктирный ритм, колкие диссонансы передают тревожный пульс времени. Судьба двух пьес повторила сложную и драматичную судьбу их автора. Премьера прошла в Москве в 1927 году, затем в марте 1936 года цикл прозвучал в зале Плейель в концерте Фестиваля советской музыки и, наконец, в 1943 году в Октябрьском зале Дома Союзов, открывая концерты «Выставки советской музыки». Однако после печально знаменитого Постановления 1948 года исполнение цикла было запрещено наряду с другими сочинениями композитора. Лишь к началу 1960-х годов сочинение прочно вернулось в филармонический репертуар.


Пуни Иван Альбертович. «Воздушный мост» и «Витебск» из серии «Мастерская». 1914–1920. Бумага, линогравюра. ГМИИ им. А.С. Пушкина


Один из ведущих представителей музыкального романтизма первой половины XIX века, Роберт Шуман, оказал огромное влияние не только на следующее поколение музыкантов, но и на композиторов XX века. Именно Шуман открыл мир ночной и мрачной фантастики, иронии и гротеска, его обостренная психика моментально реагировала на перемену настроений. Шуман был мастером «музыкальных портретов», наконец, он предвосхитил интерес XX века к экзотике. В 1848 и 1849 годах уже пораженный страшным недугом композитор испытал невероятный творческий подъем. Именно в это время на свет появляется цикл «Восточные картины». Шесть экспромтов для фортепиано в четыре руки, ор. 66, созданный под впечатлением от рассказов Фридриха Рюккерта, в основу которых легли новеллы аль-Харири «Превращения Абу-Саида». В пьесах Шумана нет попыток стилизации под арабский Восток, название цикла определено литературной программой. Абу Мухаммед аль-Касим аль-Харири (1054–1122) был прославленным автором макам — жанра сродни более поздней европейской плутовской новелле. Ему принадлежит цикл из 50 макам, главный герой которых — хитроумный Абу Зейд Ас-Серуджи — в каждой макаме предстает в новом обличье и неизменно ловко выпутывается из самых трудных положений. Очевидно, что в Абу-Саиде нетрудно было узнать героя немецких и нидерландских легенд Тиля Уленшпигеля. Шуман передал в музыке «Восточных картин» свое восприятие героя знаменитой книги. Все шесть экспромтов написаны совершенно в разной манере, они контрастируют между собой и этим особенно притягательны. Эпизоды складываются в некую единую поэму, сюжет которой напоминает евангельскую притчу о блудном сыне. Последний, шестой экспромт цикла звучит покаянно (Шуман ставит ремарку «Ruhig andächtig»), и герой, в раскаянии и смирении, завершает свою веселую жизнь.

Святослав Рихтер впервые исполнил этот цикл вместе с Бенджамином Бриттеном на фестивале в Олдборо в 1966 году, а затем с Людмилой Берлинской на легендарных Декабрьских вечерах 1985 года («Мир романтизма»). На концерте 11 декабря три пьесы из «Восточных картин» Шумана прозвучат в переложении для струнного ансамбля, сделанном немецким композитором Фридрихом Херманом в 1884 году.

Завершит программу один из ранних опусов гениального современника Шумана и его alter ego — Фредерика Шопена. «Весь хлам пассажей имеет преходящее значение; техника обладает ценностью только там, где она служит высшим целям», — писал Роберт Шуман — и эти слова полностью характеризуют революцию, которую совершил Шопен в своих фортепианных концертах, балладах и этюдах. Вопреки нумерации, Концерт № 2 f-oll, op. 21 был создан первым — на рубеже 1829—1830 годов, а вот издан позднее Концерта № 1 e-moll, ор. 11. Оба фортепианных опуса, казалось бы, претворяют стандарты концертов «блестящего стиля» — стиля клавирной музыки первой половины XIX века. Пианистический блеск доведен в них до совершенства, но при этом Шопен с ним прощается навсегда — «он стал средством выражения, а не самоцелью». «Говоря метафорически, благодаря музыке концертов проявилось лицо Шопена, которое до этого скрывалось за стандартами стиля», — отметил Мечислав Томашевский. Пожалуй, в Концерте № 2 подкупают более оригинальные и неожиданные идеи, по своему звучанию и способу высказывания опус более изящен и интимен. Оба фортепианных концерта Шопена создавались в период первой любви, о чем особенно красноречиво говорят медленные части (Larghetto), представляющие поэтичные ноктюрны. Финалы традиционно написаны в форме рондо, но значительно возвышаются над «гуммелевскими» прототипами, т.к. прочно опираются на народный фольклор. Оба концерта живут в современном репертуаре пианистов, подкупая слушателя юношеской поэтичностью, красотой мелодий и требуя от исполнителя блестящей и выразительной техники.

Второй концерт, неизменно входивший в репертуар С.Т. Рихтера, прозвучит в переложении для фортепиано и струнного ансамбля современного польского пианиста Бартломея Коминека. Партию фортепиано исполнит Денис Мацуев, для которого это будет третье выступление на фестивале «Декабрьские вечера Святослава Рихтера».

ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ (1906–1975)
Две пьесы для струнного октета, ор. 11 (1924–1925)

Памяти В.И. Курчавова
1. Прелюдия (Adagio)
2. Скерцо (Allegro molto)


РОБЕРТ ШУМАН
(1856–1810)
«Восточные картины» (Bilder aus Osten). Шесть экспромтов для фортепиано в четыре руки (1848)

Госпоже Лиде Бендеманн (урожденной Шадов)
Переложение для струнного ансамбля Фридриха Хермана (1884)
1. Lebhaft
4. Nicht schnell. “Chanson Orientale”
6. Reuig andächtig


ФРЕДЕРИК
 ШОПЕН (1810–1849)
Концерт для фортепиано с оркестром № 2 f-moll, ор. 21 (1829–1830)
Переложение для струнного ансамбля Бартломея Коминека (2003) 

I. Maestoso
II. Larghetto
III. Allegro vivace

Исполнители

Денис МАЦУЕВ (фортепиано)
Камерный ансамбль «СОЛИСТЫ МОСКВЫ»
Художественный руководитель и главный дирижер Юрий БАШМЕТ

Билеты на концерт поступят в продажу 26 октября в 13:00. Продажа билетов на концерты фестиваля осуществляется только на официальном сайте музея.
Чтобы первым узнавать о новостях фестиваля, подпишитесь на нашу рассылку.